МЕНЮ
КАТАЛОГ
Назад
КАТАЛОГ ТОВАРОВ
 
 
 
0
ТОВАР ДНЯ
-10%
Полный хирургический набор
К товарам
Главная Информация Литература Имплантация под контролем КЛКТ и транскрестальный синус-лифтинг с использованием новых инструментов для уплотнения кости.

Имплантация под контролем КЛКТ и транскрестальный синус-лифтинг с использованием новых инструментов для уплотнения кости.

← Предыдущая Следующая →
Имплантация под контролем КЛКТ и транскрестальный синус-лифтинг с использованием новых инструментов для уплотнения кости.

АВТОРЫ

Фердинандо Аттанасио1, Серджио Бартолини2, Даниэле Карбоне3 и Андреа Пасифичи3

1 Факультет медицинских наук, Магна Греция, Университет Катандзаро, Катандзаро, Италия

2 CHIMOMO, Университет Модены и Реджо-Эмилии, Ларго дель Поццо 71, 41125 Модена, Италия

3 Кафедра стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, Римский университет Сапиенца, Рим 00100, Италия

Корреспонденция должна быть адресована Андреа Пасифичи (Andrea Pacifici) andrea.pacifici@uniroma1.it

В настоящей статье авторы представляют отчет о клиническом случае пациента с частичной адентией на верхней челюсти. План лечения включал навигационноую имплантацию в сочетании с транскрестальным синус-лифтингом, выполненным с помощью системы мануальных экспандеров (B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия). Операция была спланирована с помощью специального программного обеспечения, в котором были сопоставлены данные, полученные после КЛКТ и внутриротового сканирования, с последующим изготовлением хирургического шаблона. Предлагаемая хирургическая процедура является малоинвазивной, очень простой и быстрой и обеспечивает комфорт для пациента, избегая поднятия слизисто-надкостничного лоскута. Кроме того, представленный метод демонстрирует хорошую степень соответствия между идеальным положением имплантата на этапе планирования и фактическим положением после операции.

ВВЕДЕНИЕ

Адентия в боковых отделах верхней челюсти помимо нарушения процесса жевания может также привести к медленному, но неизбежному опущению дна верхнечелюстной пазухи [1, 2]. Таким образом, пневматизация верхнечелюстной пазухи приводит к уменьшению доступного хирургического пространства для установки имплантата без какой-либо процедуры аугментации [3]. Международные отчеты в различных исследованиях [4, 5] подчеркивают анатомические ограничения, которые позволяют хирургу получить лучший прогноз при протезировании на имплантатах в боковых сегментах верхней челюсти [6]. В частности, остаточная кость высотой менее 5 мм требует синус-лифтинг через латеральный доступ, в то время как при высоте более 5 мм можно провести процедуру транскрестально [7]. Различными авторами было предложено несколько методик для операции по поднятию дна пазухи: от остеотомии, предложенной Саммерсом [8, 9], до более современной гидродинамической техники [10] или использования компактора / экспандера или специальных имплантатов[11-13].

В этом клиническом отчете авторы предлагают навигационную хирургическую процедуру, включающую поднятие верхнечелюстной пазухи, с помощью экспандеров (B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия) и установку дентального имплантата.

Вместо введения остеотомов в костную ткань путем перкуссии в апикальном направлении (например, по Саммерсу), мы вводим серию компакторов, постепенно увеличивая диаметр, что обеспечивает безопасное вскрытие дна верхнечелюстной пазухи, абсолютно атравматичное и безболезненное для пациента. Этот протокол позволяет увеличить высоту костного гребня на 3-4 мм. Более того, подготовка места установки имплантата с помощью компакторов позволяет увеличить плотность кости, чтобы получить более высокий торк и добиться большей первичной стабильности по сравнению с традиционными фрезами или перкуссионной остеотомией Саммерса [14]. Чтобы получить еще больший объем кости вокруг апикальной зоны имплантата, можно внести аутогенный костный трансплантат или костный материал [15]. Этот этап должен быть выполнен с точностью, чтобы избежать разрыва мембраны Шнайдера [16].

Описание клинического случая

Женщина, 34 года, обратилась к нам с просьбой провести клиническую оценку состояния ее верхней челюсти и провести имплантацию в области второго левого верхнего премоляра (рисунки 1(а-с)). Отсутствующий зуб был удален несколько лет назад из-за осложнений кариеса. Пациентка сообщила об отсутствии серьезных заболеваний, состояние гигиены полости рта было оценено как хорошее.

Как и следовало ожидать, имелся значительный вертикальный дефект альвеолярного отростка, вероятно, из-за резорбции кости, и низкое положение дна пазухи.

Фактически, рентгенологическое исследование ясно показало, что высота кости в этой области была недостаточной для установки имплантата стандартной длины (высота кости 5 мм), в то время как толщина кости в горизонтальной плоскости оказалась достаточной (рис. 2).

Рис. 1: (а) Клиническая картина до операции. (b) Клиническая картина до операции. (c) Клиническая картина до операции.

Рис. 1: (а) Клиническая картина до операции. (b) Клиническая картина до операции. (c) Клиническая картина до операции.

Рис. 1: (а) Клиническая картина до операции. (b) Клиническая картина до операции. (c) Клиническая картина до операции.

Рис. 2. Рентгенологическая картина до операции.

План лечения включал установку имплантата в сочетании с процедурой транскрестального синус-лифтинга для идеального восстановления формы, функции и эстетики альвеолярного дефекта. Чтобы максимально минимизировать травму, избежать раскрытия лоскута и увеличить объем кости, мы решили провести подготовку ложа и установку имплантата с помощью навигационного шаблона.

Для того чтобы приступить к имплантации, предварительно была выполнена КЛКТ (Pax i-3d Green, Vatech, Йонгин, Корея). Кроме того, было выполнено сканирование зубной дуги с помощью внутриротового сканера (CEREC Omnicam v4.5.1; Dentsply Sirona), и был полученный файл stl. Эти два файла были импортированы в специальное программное обеспечение (B&B Dental Guide System, B&B Dental Сан-Бенедетто, Болонья, Италия), чтобы обеспечить цифровое сопоставление файла .stl, содержащего все данные о мягких тканях и зубах, и файла .dcm, который содержит информацию о кости и внутренних анатомических структурах, чтобы обеспечить правильное цифровое позиционирование имплантата соответствующего размера и вида. Сопоставление файлов .dcm и .stl было выполнено для четкого отображения ситуации пациентки. КЛКТ была проведена без использования рентгенографического шаблона с рентгеноконтрастными маркерами, поскольку программное обеспечение B&B Dental Guide System позволяет накладывать оттиск, сделанный Omnicam v4.5.1 (Dentsply Sirona), непосредственно на файл .dicom с помощью распознавание анатомических участков остаточных зубов. Хирурги оценили объем, который можно было получить с помощью синус-лифтинга, а затем с помощью цифровых технологий установили имплантат 4 × 8 мм (Duravit 3P, B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия), подходящий по анатомическому строению и в положении, позволяющим обеспечить винтовую фиксацию коронки.

Чтобы точно определить глубину остеотомии, необходимо измерить расстояние между вершиной костного гребня и дном верхнечелюстной пазухи вместе с осью имплантата на трехмерной модели (рисунки 3 (a-d)).

Рис. 3: (а) Оценка с помощью программного обеспечения и цифровое планирование хирургической процедуры. (b–d) Цифровое моделирование хирургического шаблона.

Рис. 3: (а) Оценка с помощью программного обеспечения и цифровое планирование хирургической процедуры. (b–d) Цифровое моделирование хирургического шаблона.

Рис. 3: (а) Оценка с помощью программного обеспечения и цифровое планирование хирургической процедуры. (b–d) Цифровое моделирование хирургического шаблона.

Рис. 3: (а) Оценка с помощью программного обеспечения и цифровое планирование хирургической процедуры. (b–d) Цифровое моделирование хирургического шаблона.

В результате оценок, проведенных с помощью программного обеспечения, стало возможным выполнить точное цифровое позиционирование имплантата, разработать шаблон и экспортировать полученный файл stl. Этот файл может быть отправлен в любую лабораторию для печати; в нашем случае мы воспользовались услугами сервиса B&B Dental guided surgery and printing для получения как напечатанной модели, так и готового хирургического шаблона.

Хирургический шаблон напечатан из акрилового материала и содержит шестиугольные втулки из полиэфирэфиркетона (PEEK) (4,2 × 5 мм) в соответствии с планируемым положением имплантатов. Внутренний диаметр втулок идеально соответствует шейке всех инструментов, входящих в специальный навигационный хирургический набор (B&B Dental guided surgery kit, B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия), что позволяет точно направлять инструмент для запланированной остеотомии. Длина шейки всех фрез составляет 9 мм, а режущие кромки имеют различные размеры в зависимости от размеров имплантатов производителя.

Выбранный материал для втулок обеспечивает меньший допуск по размерам, тем самым повышая точность прилегания инструмента к втулке, чтобы гарантировать более высокую точность направления фрез и при этом избежать перегрева.

Перед началом процедуры хирургический шаблон проверяется на правильность посадки и закрепляется на месте с опорой на зубы (рис. 4(а)), обеспечивая таким образом максимально возможную точность [17, 18].

Стабилизация хирургического шаблона является ключевым моментом для воспроизведения виртуальной операции во полости рта пациента с высокой точностью [19]. Потеря точности может быть результатом перемещений хирургического шаблона во время препарирования или из-за, так называемой, “собственной” ошибки шаблона [20].

Пациенту была проведена премедикация амоксициллином+ клавулановой кислотой (2 г) за 1 час до операции, а затем дважды в день в течение 1 недели после операции вводили 875 мг амоксициллина и 125 мг клавулановой кислоты.

Полость рта промывали 0,20% раствором хлоргексидина в течение 1 минуты; затем кожу вокруг места операции дезинфицировали.

У пациента был плотный биотип слизистой. Под местной анестезией (2% лидокаина с 1:80 000 адреналина) была выполнена мукотомия с использованием мукотома, установленного на наконечнике, после чего с помощью пилотной фрезы препарировали кортикальную кость и оценили консистенцию тканей (рисунки 4(b) и 4(c)).

Рис. 4: (а) Расположение шаблона перед операцией. (b) Мукотом. (c) Мукотомия.

Рис. 4: (а) Расположение шаблона перед операцией. (b) Мукотом. (c) Мукотомия.

Рис. 4: (а) Расположение шаблона перед операцией. (b) Мукотом. (c) Мукотомия.

В последствии, вращательными движениями (по часовой стрелке) вводили компакторы, постепенно увеличивая диаметр и длину. Мы начали с компактора диаметром 2,2 мм при рабочей длине 6 мм (чтобы достичь дна верхнечелюстной пазухи); затем уплотнители были диаметром 3,0, 3,5 и 4,0 мм и использовались последовательно, до длины 10 мм (рис. 5 (а)).

Как только остеотомия для подготовки места имплантации была завершена, был проведен тест Вальсальвы, который показал отсутствие перфорации оболочки синуса. Место имплантации было заполнено костным материалом, полученным из бычьей кости (ABBM) (Bio-Oss, Geistlich Pharma, Вольхузен, Швейцария).

Выпуклый закругленный кончик компактора позволяет выполнять сжатие и растяжение альвеолярной кости путем надавливания и уплотнения ее в апикальной части ложа (как вертикально, так и горизонтально). Это позволяет не только полностью и атравматично разрушить дно верхнечелюстной пазухи, но и, прежде всего, приподнять мембрану Шнайдера без необходимости использования других инструментов.

На этом этапе с помощью маунтера из хирургического набора был установлен имплантат с умеренной резьбой 4×8 мм (рис. 5 (b)).

Маунтер выполняет функцию окончательной установкой имплантата с точки зрения угла, высоты и ориентации. Этот компонент имеет внешний шестиугольник, грани которого выровнены с гранями внутреннего шестиугольника имплантата. Грани шестиугольника должны совпадать с направлением навигационной втулки в хирургическом шаблоне, которое было запланировано для обеспечения правильного позиционирования абатмента (рис. 5 (c)).

Точность окончательного положения имплантата контролировалась с помощью внутриротового рентгеновского снимка (рис. 6 (а)).

Рис. 5: (а) Остеотомия с помощью мануальных компакторов (хирургический набор B&B Dental guided, B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия). (d) Установка имплантата. (с) Установка формирователя.

Рис. 5: (а) Остеотомия с помощью мануальных компакторов (хирургический набор B&B Dental guided, B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия). (d) Установка имплантата. (с) Установка формирователя.

Рис. 5: (а) Остеотомия с помощью мануальных компакторов (хирургический набор B&B Dental guided, B&B Dental, Сан-Бенедетто, Болонья, Италия). (d) Установка имплантата. (с) Установка формирователя.

Рис. 6: (а) Послеоперационный внутриротовой снимок.

Перед окончанием хирургических процедур был сделан оптический оттиск с помощью CEREC Omnicam и проведено сравнение между проектом и клиническим результатом с помощью цифрового наложения. Это показало отклонение положения вершины на 1,88 мм, головки имплантата на 0,96 мм, а также угловое отклонение на 4,73°.

В конце операции был установлен формирователь десны, и никаких швов накладывать не пришлось.

В дополнение к до- и послеоперационным антибиотикам, описанным выше, сразу после операции был назначен противовоспалительный препарат (ибупрофен 600 мг), который затем пациентка принимала три раза в день в течение 1 недели. Полоскание 0,20% хлоргексидина биглюконатом назначались дважды в день в течение десяти дней, начиная с 24 часов после операции. Провести рентгенологический контроль через 4,5 месяца после операции не представлялось возможным из-за беременности пациентки. Прежде чем приступить к изготовлению оттисков для протезирования, был проведен анализ резонансной частоты (устройство Osstell ISQ ™ , Integration Diagnostics AB, Гетеборг, Швеция) остеоинтегрированного имплантата: были зарегистрированы значения 81 в направлении B/L и 80 в направлении M/D.

Примерно через 5 месяцев после операции была установлена металло-керамическая коронка с винтовой фиксацией; все лабораторные этапы выполнялись в полном цифровом протоколе.

Внутриротовой осмотр показал здоровую слизистую оболочку вокруг имплантата без признаков нагноения, отека или эритемы. Пациентка не жаловалась на ощущение инородного тела, боль или дизестезию.

Рентгенография полости рта, выполненная сразу после окончания процедуры и через 9 месяцев (через 4 месяца после протезирования имплантата), показала хорошую остеоинтеграцию и отсутствие патологических признаков (рис. 6(б)).

Рис. 6: (б) Рентгенография, сделанная через 9 месяцев после операции.

ОБСУЖДЕНИЕ

Реабилитация пациентов с частичной или полной адентией с использованием методов протезирования на имплантатах стала рутинной практикой с надежными показателями долгосрочного успеха [21, 22]; однако состояние альвеолярного отростка может серьезно затруднить позиционирование имплантата. В частности, адентия в боковом сегменте часто представляла проблему для челюстно-лицевых хирургов из-за недостаточного объема кости, как следствие резорбции гребня и расширением верхнечелюстной пазухи. Более того, качество остаточной кости может еще больше снизить первичную стабильность имплантатов [23].

Процедуры для поднятия дна пазухи стали предметом большого интереса с момента внедрения методики Татумом в 1976 году [24, 25]. Первая публикация датируется 1980 годом, в статье Бойна [26].

Традиционная методика поднятия дна верхнечелюстной пазухи предусматривает создание латерального доступа, поднятие и медиализацию мембраны с помощью закругленных инструментов, внесение гранулированного материала и использование мембраны для закрытия окна.

Исторически сложилось так, что синус-лифтинг, который был проведен в начале 80-х годов, включал госпитализацию пациента. Во время процедуры использовался аутологичный костный трансплантат в виде блока или частиц, с немедленной или отсроченной установкой внутрикостных имплантатов [26-28]. Этот метод также широко использовался в 90-е годы [29-31]. Использование аутологичных графтов в рамках предимплантационной регенеративной хирургии полости рта выявило несколько критических проблем, включая снижение выживаемости и послеоперационный дискомфорт [27].

Чтобы обойти эти проблемы, исследователи изучили использование гетерологичных заменителей костных трансплантатов [32, 33]. Более того, исследования направленной регенерации костной ткани привели к внедрению мембран, закрывающих окно доступа [34, 35].

В настоящее время методика поднятия дна верхнечелюстной пазухи и костной пластики через латеральную остеотомию обычно выполняется с предсказуемыми результатами в амбулаторных условиях, что позволяет избежать госпитализации пациента; более того, выбор между немедленной или отсроченной установкой имплантата зависит от способности хирурга получить хорошую первичную стабильность [36, 37]. Согласно пересмотру Уоллеса и Фрума [38], после достижения первичной стабильности разница в показателях выживаемости между имплантатами, установленными немедленно или отсрочено, после трансплантации, не имеет значения.

Метод поднятия дна верхнечелюстной пазухи через латеральный доступ обычно используется, когда высота остаточной кости меньше 4-5 мм.

В 1994 году Недир и др. [7] внедрили методику поднятия дна пазухи через транскрестальный доступ; с этого момента был введен ряд модификаций методики Саммерса [9-43].

Используя положения методик, предложенных в литературе, система синус-лифтинга “Duravit Crestal” компании B&B Dental Implant Company представляет некоторые модификации, которые позволяют при минимальном хирургическом вмешательстве получать хорошие результаты в случаях атрофии верхнечелюстной кости с остаточной высотой не менее 4 мм. Кроме того, использование мануальной техники позволяет заметно повысить чувствительность хирурга во время операции; отказ от использования молотка для уплотнения кости также делает операцию менее травматичной для пациента.

Простота использования этого метода также позволяет менее опытному хирургу ускорить процесс обучения и безопасно устанавливать имплантаты стандартных размеров в зонах с выраженной атрофией в амбулаторных условиях.

Применение цифровых технологий в различных отраслях стоматологии представляет собой еще одну тему, которая вызывает все больший интерес в литературе. В области дентальной имплантологии цифровые технологии находят различные возможные применения, включая оптимизацию планирования лечения, а также разработку навигационной имплантации [44].

Внедрение в стоматологическую практику таких технологий, как интраоральные оптические сканеры и КЛКТ, сделало возможным разработку протоколов диагностики и планирования посредством цифровой обработки анатомических данных с помощью виртуальных моделей, которые дают точное представление об анатомии пациента [44]. Среди нескольких доступных применений у нас есть возможность спланировать правильное положение дентального имплантата и получить хирургические шаблоны путем цифрового сопоставления анатомических данных, полученных при оптическом сканировании полости рта, с данными, полученными при КЛКТ [45]. Согласно литературным данным, показаниями к операции с навигационным шаблоном может быть необходимость в минимально травматичной операции или операции без создания лоскута, оптимальном расположении имплантата и немедленной нагрузке [46].

На сегодняшний день несколько авторов изучили эти процедуры, используя различные системы и измеряя отклонение между запланированным положением имплантата и фактическим, после его установки. В частности, параметрами, наиболее часто используемыми для измерения степени точности, являются отклонение положения имплантата в его наиболее корональной и апикальной точках, а также угол наклона [18, 47-49]. В данном случае дентальный имплантат был установлен в контексте транскрестального синус-лифтинга, в результате чего мы получили отклонение положения вершины на 1,88 мм, головки имплантата на 0,96 мм, а также угловое отклонение на 4,73°.

Однако эти данные соответствуют тем, которые задокументированы в литературе [18, 47-49].

В заключение, правильное планирование лечения имеет основополагающее значение для дентальной имплантации исходя из положения коронки, а современные технологии могут помочь установить имплантаты в наиболее подходящем месте. Кроме того, разработка все менее инвазивных хирургических процедур представляет собой тему, имеющую решающее значение в современной медицине, поскольку она позволяет, помимо прочего, сократить дискомфорт для пациента и время лечения.

Система, представленная авторами в этом отчете, позволяет устанавливать дентальные имплантаты с одновременным поднятием дна верхнечелюстной пазухи транскрестальным доступом, без инвазивных методов, таких как перкусионная остеотомия. Минимально инвазивная хирургическая процедура планируется в цифровом формате и проводится с помощью изготовленного на заказ хирургического шаблона.

Конфликты интересов

Авторы заявляют, что у них нет конфликта интересов.

Список литературы

[1] A. Sharan and D. Madjar, “Maxillary sinus pneumatization following extractions: a radiographic study,” The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 23, pp. 48–56, 2008.

[2] M. G. Araújo and J. Lindhe, “Dimensional ridge alterations following tooth extraction. An experimental study in the dog,” Journal of Clinical Periodontology, vol. 32, no. 2, pp. 212–218, 2005.

[3] M. C. Cavalcanti, T. E. Guirado, V. M. Sapata et al., “Maxillary sinus floor pneumatization and alveolar ridge resorption after tooth loss: a cross-sectional study,” Brazilian Oral Research, vol. 32, article e64, 2018.

[4] M. Del Fabro and T. Testori, Maxillary Sinus Surgery and Alternatives in Treatment: Anatomy of the Maxillary Sinus, Quintessence, Berlin, 2009.

[5] O. Hoffmann and G. G. Zafiropoulos, “Tooth-implant connection: a review,” The Journal of Oral Implantology, vol. 38, no. 2, pp. 194–200, 2012.

[6] K. Gotfredsen, A. Wiskott, and Working Group 4, “Consensus report - reconstructions on implants. The Third EAO Consensus Conference 2012,” Clinical Oral Implants Research, vol. 23, Supplement 6, pp. 238–241, 2012.

[7] R. Nedir, N. Nurdin, P. Khoury et al., “Osteotome sinus floor elevation with and without grafting material in the severely atrophic maxilla. A 1-year prospective randomized controlled study,” Clinical Oral Implants Research, vol. 24, no. 11, pp. 1257–1264, 2012.

[8] R. B. Summers, “A new concept in maxillary implant surgery: the ostotome technique,” Compendium, vol. 15, no. 152, pp. 154–156, 1994.

[9] R. B. Summers, “The ostotome technique. Part 3. Less invasive methods of elevating the sinus floor,” Compendium, vol. 15, pp. 698–700, 1994.

[10] L. Chen and J. Cha, “An 8-year retrospective study: 1, 100 patients receiving 1, 557 implants using the minimally invasive hydraulic sinus condensing technique,” Journal of Periodontology, vol. 76, no. 3, pp. 482–491, 2005.

[11] H. Better, D. Slavescu, H. Barbu, D. L. Cochran, and G. Chaushu, “Minimally invasive sinus lift implant device: a multicenter safety and efficacy trial preliminary results,” Clinical Implant Dentistry and Related Research, vol. 16, no. 4, pp. 520–526, 2014.

[12] M. Tallarico, D. L. Cochran, E. Xhanari et al., “Crestal sinus lift using an implant with an internal L-shaped channel: 1-year after loading results from a prospective cohort study,” European Journal of Oral Implantology, vol. 10, no. 3, pp. 325– 336, 2017.

[13] E. Mijiritsky, H. Barbu, A. Lorean, I. Shohat, M. Danza, and L. Levin, “Use of implant-derived minimally invasive sinus floor elevation: a multicenter clinical observational study with 12- to 65-month follow-up,” The Journal of Oral Implantology, vol. 42, no. 4, pp. 343–348, 2016.

[14] F. Attanasio, A. Antonelli, Y. Brancaccio et al., “Primary stability of three different osteotomy techniques in medullary bone: an in vitro study,” Dentistry Journal, vol. 8, no. 1, p. 21, 2020.

[15] A. Pacifici, D. Carbone, G. Soda, A. Polimeni, and L. Pacifici, “Guided bone regeneration procedure with platelet rich fibrin (PRF) membranes in the resolution of a severe maxillary bone defect: report of a case,” Senses and Sciences, vol. 2, no. 1, pp. 64–70, 2015.

[16] T. Testori, S. S. Wallace, M. del Fabbro et al., “Repair of large sinus membrane perforations using stabilized collagen barrier membranes: surgical techniques with histologic and radiographic evidence of success,” The International Journal of Periodontics & Restorative Dentistry, vol. 28, no. 1, pp. 9–17, 2008.

[17] M. Cassetta, M. Giansanti, A. Di Mambro, S. Calasso, and E. Barbato, “Accuracy of two stereolithographic surgical templates: a retrospective study,” Clinical Implant Dentistry and Related Research, vol. 15, no. 3, pp. 448–459, 2013.

[18] A. Tahmaseb, V. Wu, D. Wismeijer, W. Coucke, and C. Evans, “The accuracy of static computer-aided implant surgery: a systematic review and meta-analysis,” Clinical Oral Implants Research, vol. 29, Supplement 16, pp. 416–435, 2018.

[19] M. Cassetta, A. Di Mambro, M. Giansanti, L. V. Stefanelli, and E. Barbato, “Is it possible to improve the accuracy of implants inserted with a stereolithographic surgical guide by reducing the tolerance between mechanical components?,” International Journal of Oral and Maxillofacial Surgery, vol. 42, no. 7, pp. 887–890, 2013.

[20] M. Cassetta, A. Di Mambro, M. Giansanti, L. V. Stefanelli, and C. Cavallini, “The intrinsic error of a stereolithographic surgical template in implant guided surgery,” International Journal of Oral and Maxillofacial Surgery, vol. 42, no. 2, pp. 264–275, 2013.

[21] T. Albrektsson, G. Zarb, P. Worthington, and A. R. Eriksson, “The long-term efficacy of currently used dental implants: a review and proposed criteria of success,” The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 1, pp. 11–25, 1986.

[22] A. Leonhardt, K. Gröndahl, C. Bergström, and U. Lekholm, “Long-term follow-up of osseointegrated titanium implants using clinical, radiographic and microbiological parameters,” Clinical Oral Implants Research, vol. 13, no. 2, pp. 127–132, 2002.

[23] M. Chiapasco, P. Casentini, and M. Zaniboni, “Bone augmentation procedures in implant dentistry,” THE International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 24, pp. 237– 259, 2009.

[24] O. H. Tatum, Lecture presented to the Alabama Implant Congress, Clinical Implant Dentistry and Related Research, 1976.

[25] H. Tatum Jr., “Maxillary and sinus implant reconstructions,” Dental Clinics of North America, vol. 30, no. 2, pp. 207–229, 1986.

[26] P. J. Boyne and R. A. James, “Grafting of the maxillary sinus floor with autogenous marrow and bone,” Journal of Oral Surgery, vol. 38, no. 8, pp. 613–616, 1980.

[27] A. Jokstad, Osseointegration and Dental Implants, 2009, Wiley–Blackwell.

[28] J. Jensen and S. Sindet-Pedersen, “Autogenous mandibular bone grafts and osseointegrated implants for reconstruction of the severely atrophied maxilla: a preliminary report,” Journal of Oral and Maxillofacial Surgery, vol. 49, no. 12, pp. 1277–1287, 1991.

[29] J. E. Blomqvist, P. Alberius, and S. Isaksson, “Retrospective analysis of one-stage maxillary sinus augmentation with endosseous implants,” International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 11, no. 4, pp. 512–521, 1996.

[30] J. E. Blomqvist, P. Alberius, and S. Isaksson, “Two-stage maxillary sinus reconstruction with endosseous implants: a prospective study,” The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 13, no. 6, pp. 758–766, 1998.

[31] B. R. Johansson, K. Wannfors, J. Ekenbäck, J. I. Smedberg, and J. Hirsch, “Implants and sinus-inlay bone grafts in a 1-stage procedure on severely atrophied maxillae: surgical aspects of a 3-year follow-up study,” The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 14, no. 6, pp. 811–818, 1999.

[32] J. N. Kent and M. S. Block, “Simultaneous maxillary sinus floor bone grafting and placement of hydroxylapatite-coated implants,” Journal of Oral and Maxillofacial Surgery, vol. 47, no. 3, pp. 238–242, 1989.

[33] D. G. Smiler, P. W. Johnson, J. L. Lozada et al., “Sinus lift grafts and endosseous implants. Treatment of the atrophic posterior maxilla,” Dental Clinics of North America, vol. 36, no. 1, pp. 151–186, 1992.

[34] D. P. Tarnow, S. S. Wallace, S. J. Froum, M. D. Rohrer, and S. C. Cho, “Histologic and clinical comparison of bilateral sinus floor elevations with and without barrier membrane placement in 12 patients: part 3 of an ongoing prospective study,” The International Journal of Periodontics & Restorative Dentistry, vol. 20, no. 2, pp. 117–125, 2000.

[35] S. S. Wallace, S. J. Froum, S. Cho et al., “Sinus augmentation utilizing anorganic bovine bone (Bio-Oss) with absorbable and nonabsorbable membranes placed over the lateral window: histomorphometric and clinical analyses,” The International Journal of Periodontics & Restorative Dentistry, vol. 25, no. 6, pp. 551–559, 2005.

[36] T. Starch-Jensen, D. Deluiz, K. Duch, and E. M. B. Tinoco, “Maxillary sinus floor augmentation with or without barrier membrane coverage of the lateral window: a systematic review and meta-analysis,” Journal of Oral & Maxillofacial Research, vol. 10, no. 4, 2019.

[37] G. M. Raghoebar, P. Onclin, G. C. Boven, A. Vissink, and H. J. Meijer, “Long-term effectiveness of maxillary sinus floor augmentation: a systematic review and meta-analysis,” Journal of Clinical Periodontology, vol. 46, Supplement 21, pp. 307–318, 2019.

[38] S. S. Wallace and S. J. Froum, “Effect of maxillary sinus augmentation on the survival of endosseous dental implants. A systematic review,” Annals of Periodontology, vol. 8, no. 1, pp. 328–343, 2003.

[39] M. Davarpanah, H. Martínez, J. F. Técucianu, G. Hage, and R. Lazzara, “The modified osteotome technique,” The International Journal of Periodontics & Restorative Dentistry, vol. 21, no. 6, pp. 599–607, 2001.

[40] M. Toffler, “Site development in the posterior maxilla using osteocompression and apical alveolar displacement,” The Compendium of Continuing Education in Dentistry, vol. 22, pp. 775–790, 2001.

[41] E. Kfir, V. Kfir, E. Mijiritsky, R. Rafaeloff, and E. Kaluski, “Minimally invasive antral membrane balloon elevation followed by maxillary bone augmentation and implant fixation,” The Journal of Oral Implantology, vol. 32, no. 1, pp. 26–33, 2006.

[42] E. Kfir, V. Kfir, E. Eliav, and E. Kaluski, “Minimally invasive antral membrane balloon elevation: report of 36 procedures,” Journal of Periodontology, vol. 78, no. 10, pp. 2032–2035, 2007.

[43] Z. Mazor, E. Kfir, A. Lorean, E. Mijiritsky, and R. A. Horowitz, “Flapless approach to maxillary sinus augmentation using minimally invasive antral membrane balloon elevation,” Implant Dentistry, vol. 20, no. 6, pp. 434–438, 2011.

[44] L. Pacifici and A. Pacifici, “Digital flow in medicine and dentistry: what’s new?,” Journal of Biological Regulators and Homeostatic Agents, vol. 32, no. 4, pp. 1027–1031, 2018.

[45] H. Noh, W. Nabha, J.-H. Cho, and H.-S. Hwang, “Registration accuracy in the integration of laser-scanned dental images into maxillofacial cone-beam computed tomography images,” American Journal of Orthodontics and Dentofacial Orthopedics, vol. 140, no. 4, pp. 585–591, 2011.

[46] M. Colombo, C.Mangano, E.Mijiritsky,M. Krebs, U. Hauschild, and T. Fortin, “Clinical applications and effectiveness of guided implant surgery: a critical review based on randomized controlled trials,” BMC Oral Health, vol. 17, no. 1, p. 150, 2017.

[47] D. Schneider, P. Marquardt,M. Zwahlen, and R. E. Jung, “A systematic review on the accuracy and the clinical outcome of computer-guided template-based implant dentistry,” Clinical Oral Implants Research, vol. 20, Supplement 4, pp. 73–86, 2009.

[48] N. Van Assche, M. Vercruyssen, W. Coucke, W. Teughels, R. Jacobs, and M. Quirynen, “Accuracy of computer-aided implant placement,” Clinical Oral Implants Research, vol. 23, pp. 112–123, 2012.

[49] T. Joda, U. Brägger, and G. Gallucci, “Systematic literature review of digital three-dimensional superimposition techniques to create virtual dental patients,” The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants, vol. 30, no. 2, pp. 330–337, 2015.

Доставка в любую точку мира
Система скидок
Только оригинальная продукция
Гарантии и возврат